tQhuRRT9Kukf3XcaG

Сергей Стрельников

21 февраля 2017

Смерть под объективом блогера

Практика сначала публиковать свои произведения в интернете, а затем издавать их на бумаге – довольно давняя: она зародилась во времена модемного интернета, а пышный её расцвет связан с распространением блоггинга. Навскидку можно вспомнить таких блогеров-писателей как Алекс Экслер, Дмитрий Горчев, Сталик Ханкишиев. Нельзя объединить их общим жанром, однако некоторая часть опубликованного относится к категории «нон-фикшн», так как пишущие – прежде всего, специалисты в каком-то деле. Вполне вероятно, что модель здесь такова: человек сначала заводит блог, выясняется, что о своей профессии ему удается рассказать интересно, блог набирает подписчиков и, в конце концов, ряд постов находит свое продолжение в бумажной книге. Так и случилось с Алексеем Решетуном и его книгой «Вскрытие покажет: записки увлеченного судмедэксперта».

Смерть – наиболее парадоксальное явление материальной действительности. Она окружает нас повсюду, она абстрактна, и, в то же время, её действие конкретно-направлено. Всю жизнь человек борется с ней, понимая, что побороть её полностью нельзя ни для себя, ни для кого-то еще. Если что-то живо и сложно – то оно неизбежно смертно. Смерть и отталкивает, и притягивает к себе одновременно. Этим объясняется широкий интерес к теме смерти – как в высоком искусстве, так и в фольклоре.

Высокие технологии многое поменяли в нашей жизни, облегчив получение разного рода знаний и впечатлений, в том числе, касающихся смерти. С момента развития сетевого самиздата тематические рассказы-байки Андрея Ломачинского прочно заняли сегмент профессиональной художественной литературы о смерти (если можно так обозначить этот специфический нарратив). Узнаваемый стиль изложения, сочетающий живой военный юмор и натуралистические анатомические описания смерти и её причин, сделал имя автора практически нарицательным. Сейчас тексты Ломачинского, ранее выложенные на площадке zhurnal.lib.ru, нашли своего читателя в двух опубликованных книгах – «Академия родная» (2007) и «Вынос мозга: записки судмедэксперта» (2012 и 2015). Однако это не единственный автор, творящий в данном жанре. С 2011 года в «Живом Журнале» ведет  блог Алексей Михайлович Решетун, более известный как mossudmed, а в 2017 году в издательстве «Альпина Паблишер» вышла его книга «Вскрытие покажет: записки увлеченного судмедэксперта». В книге в значительно переработанном и систематизированном виде опубликованы материалы ЖЖ-постов о работе судебно-медицинского эксперта, тех задачах, которые он выполняет, и о тех трудностях, с которыми он сталкивается при работе в Бюро судебно-медицинской экспертизы города Москвы.

Особенности ЖЖ-платформы по сравнению с иными средствами интернет-публикаций – не в пример большая интерактивность при взаимодействии с читателями, расширенные возможности рубрикации публикуемых текстов. Тексты Ломачинского больше похожи на мемуары, в них много художественных средств выразительности, описываемые личности воспринимаются через оптику «прошедшего времени». Тексты Решетуна – репортажи с места событий, они описывают «время настоящее». Ломачинский не иллюстрирует свои рассказы о военных и – не только – казусах, и читатель принимает это как должное: военная тайна, куда уж фотографировать. Решетун иллюстрирует свои ЖЖ-посты фотографиями с места работы, заботливо убирая наиболее натуралистичные фотоматериалы под кат. В бумажной книге проблема иллюстраций решена издательством исключительно деликатно: на полях возле текста размещены QR-коды. С помощью камеры смартфона и программы-дешифратора пытливый читатель может получить ссылку на конкретную фотографию – будь то застрявшая в мягких мозговых оболочках пуля или след на кожных покровах от электротравмы. Ломачинский не опровергает расхожие мифы, связанные со смертью и бытием трупа в руках экспертов-медиков, а если и упоминает, то больше снисходительно – куда уж этим гражданским придуркам знать такие тонкости. Решетун ответственно подходит к анализу народного мифотворчества, развенчивая наиболее распространенные поверья, домыслы и легенды, связанные со смертью: например, им описан удивительный обычай привязывать медным проводом покойника за ногу к батарее для предотвращения гниения трупа. Довольно большой объем в книге занимает описание стереотипного образа судебно-медицинского эксперта, данное в виде прямой речи комментаторов блога: ожидаемо, что большая часть описания действительности не соответствует.

Так сопоставление текстов Ломачинского и Решетуна позволяет задуматься: возможно, именно различия платформ взаимодействия читателя и писателя в интернете влияют на трансформацию подачи как текстов, размещенных в интернете, так и дальнейших публикаций в бумажном варианте.

Основная часть книги разбита на 10 глав: в первых двух автор разъясняет тонкости работы бюро судебной экспертизы, описывает особенности производства следственных действий и участия в них экспертов-медиков, а также кратко рассказывает о становлении этой профессии в мире и России.

Здесь уместно процитировать текст книги о различиях патологоанатома и судебно-медицинского эксперта: «Патологоанатом работает в больнице и исследует трупы на основании направления главного врача, у которого он находится в подчинении … Патологоанатом не исследует насильственную смерть. Если в процессе исследования трупа он обнаружил признаки насильственной смерти, он обязан: 1) немедленно остановить вскрытие; и 2) через сотрудника правоохранительных органов передать труп для судебно-медицинского исследования … Судмедэксперт не работает в больнице, он трудится в специализированном учреждении — бюро судебно-медицинской экспертизы, отделения которого могут располагаться в том числе и при больницах. Конечно же, главному врачу он не подчиняется и исследует трупы только на основании направлений и постановлений правоохранительных органов. В ведении эксперта вся насильственная смерть (убийства, самоубийства, несчастные случаи); смерть внезапная и скоропостижная; смерть без свидетелей и при неуточненных обстоятельствах; трупы всех неизвестных лиц; почти все умершие дети; а также так называемые “врачебные дела”».

В последующих частях книги автор рассказывает о различных причинах и обстоятельствах наступления смерти, о том, как судебно-медицинский эксперт устанавливает её причины. Читая книгу, поражаешься, насколько хрупким остается человеческий организм – как и десять тысяч лет назад можно было умертвить человека, разбив ему череп каменным топором, так и сейчас – тупые тяжелые предметы лидируют в качестве орудий убийства и причин смерти. Как говорит по этому поводу сам автор: «Оглянитесь вокруг — вы увидите сплошь твердые тупые предметы. Это и компьютер, на котором я сейчас печатаю, бокал с водой, стоящий на столе, сам стол, моя гитара, миска, из которой пьет кот, мобильный телефон, ботинки, стены, пол, банка с мороженым и еще десятки и десятки вещей. Всеми ими можно причинить повреждения и даже убить. Раны, нанесенные ими, отличаются многообразием, часто множественностью и могут маскироваться под повреждения острыми предметами, огнестрельные ранения и т. п.». Не менее опасны острые предметы, огнестрельное оружие, огонь, электричество и этиловый спирт. На последнее обстоятельство хотелось бы обратить особое внимание. Автор разрушает популярный стереотип относительно повального пьянства судебно-медицинских экспертов: мол, все они пьют, да и вообще пить нужно для профилактики атеросклероза. Алексей Решетун личным примером показывает, что эксперт вполне может работать в морге, резать неприглядные трупы, но при этом не заливать стресс алкоголем: «Шестнадцать лет назад, в бытность врачом-интерном, я неоднократно наблюдал, как умнейшие, грамотные эксперты с большим стажем работы выходили из секционного зала, открывали холодильники, выпивали бутылку водки из горла за два глотка. Большинство из них, к сожалению, умерло, а те, кто пришел им на смену, себя так уже не вели».

Есть, однако, в книге несколько дискуссионных утверждений, на которые хотелось бы обратить внимание.

Говоря о запахе трупов, автор предлагает отнестись к этому научно и философски: «Во-первых, любая гниющая органика пахнет очень нехорошо. (Кто забывал в выключенном холодильнике колбасу или мясо на несколько дней, знает, о чем я говорю.) А во-вторых, мы все умрем, и что будет с нашими телами после смерти, никто не знает». Как раз то, что случается с телом после смерти, философии и специализированным наукам неплохо известно – сам автор об этом очень хорошо и красочно пишет. А вот то, что после смерти случится с сознанием – большая научная, философская и религиозная проблема, которая, по всей видимости, вряд ли будет решена в ближайшее время.

В главе, посвященной смерти при удушении и удавлении автор почему-то не упоминает о таком последствии повешения как перелом шейных позвонков, который и вызывает практически мгновенную смерть. Разумеется, не при всяком повешении ломаются шейные позвонки, однако такое все же случается, и именно это вызывает летальный исход, а не перекрытие поступления воздуха.

В книге также попалась курьезная опечатка, доказывающая необходимость редакторской и корректорской работы: «Кроме того, водные животные способны повреждать трупы иногда до неузнаваемости: раки и рыбы объедают части тела, пиявки оставляют на коже ранки y-образной формы». Так пиявки оставляют ранки все-таки U-образной или Y-образной формы?

«Альпина Паблишер» в 2016 году выпустила книгу, также посвященную некоторым аспектам криминалистики – «Анатомия преступления: Что могут рассказать насекомые, отпечатки пальцев и ДНК», обзор которой мы публиковали. И, если вам понравилась эта книга, то сочинение Алексея Решетуна вполне достойно занять место рядом с ней на книжной полке.

А. Решетун. Вскрытие покажет: Записки увлеченного судмедэксперта. М.: Альпина Паблишер, 2017. — 215 с.

читайте также

1

Извините, ремарки отсутствуют

Предложения

Оригинальный текст

08 апреля 2017 в 06:040

А как же Гришковец с его "Годом ЖЖизни"? Персона весьма значимая и попадающая под сабж.